прокрутить вправо
прокрутить влево
Главная » 2011 » Ноябрь » 23 » 1-2 Сказка про «честное пионерское» (зуб даю) и лагерь с его обитателями
21:28
1-2 Сказка про «честное пионерское» (зуб даю) и лагерь с его обитателями

****
   Ушёл в отставку директор лагеря. Ушёл тихо, как будто его и не было. Ушёл, устав бороться с непреклонным советом. А совет в это же день принял поправки в устав лагеря, лишая этими поправками всех жителей таёжного уголка  права голоса на выборах директора. И в этот же день совет тихой сапой сам выбрал директора. Им стала старший воспитатель лагеря тётя Таня. А чтобы лагерцы не возмущались, это событие было отмечено разноцветными хлопушками, которые горстями раздавались с летевших как пуля мотоблоков. Такого лагерцы не видели даже в дни юбилея…
   Тёмной ночью, когда отгремели последние  залпы хлопушек, четыре тени скользнули вдоль лагерного забора. Лязгнули заржавевшие запоры, заскрипели давно не мазанные петли и в свете коптящих солярой  факелов, старейшина лагеря дядя Володя Васильевич передал тёте Тане с товарищами ( это были почтальон Самогонов и Обдула) ключи от хранилища стирального порошка. Обдула вытащил из кармана хлопушку, намереваясь отпраздновать таким образом победу справедливости, но сделать ему этого не дали, тупо надавав по башке.
    Скупая мужская слеза покатилась по щеке почтальона: ведь вот же оно—счастье! Пусть он не Бай(хотя это дело времени), пусть он будет завхозом, но завхозом  лагеря, а лагерь это вам не кишлак в горном ауле…
    Тётя Таня упивалась своим величием. Да… совет дружины это хорошо, но это не материально! Другое дело директор — хочу покупаю, хочу—продаю! Сказка! Сон! Эльдорадо!
 — Да,… ох и умное это… большое начальство с фамилией, как запчасть от машины—думала тётя Таня, — Ведь сколько лет назад просчитало все финансовые потоки. Постой., Какие-такие потоки ? Это я, сейчас, так подумала?—удивилась тётя Таня, —  Вот что должность высокая делает!—с удовлетворением резюмировала она свои мысли…
  Товарищи встали плечо к плечу и вполголоса затянули:
 — Авантипопола бандьераросса… — пели, кто как помнил и слышал. Получалось не очень складно, но разве в этом дело?
   Понеслось…
*****
    Юный пионер Юра Опылов был честным пионером, с честным же, открытым взглядом хитреньких глазок обрамлённых пушистыми ресницами. Никогда не чурался он тяжёлой работы. Всё, что  имел, было заработано  собственным умом, начиная ещё с дней подготовки к славному юбилею лагеря. Где ведро краски сэкономит, а где и полкучки асфальта заныкает, да ещё друзей своих, таких же пионеров не забудет, даст заработать. А был он помощником дворника. Правда со временем дворник спился и весь его бизнес пошёл прахом, но тут уж Юра не сплоховал, быстренько спроворил своё дело, прикупив, по случаю пару садовых тачек. Бизнес попёр полным ходом —  где навоз привезти, где картошку, да ещё и друзья-пионеры просят тачку покатать. А чего её порожняком-то катать? Грузи навоз и кати по адресу, и тебе интересно и Юре прибыль. Честный такой пионер, в общем.
   И заприметил этого честного пионера новый завхоз лагеря, бывший почтальон, Самогонов. Заприметил, долго присматривался и, в один удачный для обоих день,( по совету тёти Тани) пригласил к себе в завхозовский кабинет.
 — Входи-входи, дорогой! Не тушуйся! — радушно раскрыв объятия, воскликнул завхоз.
Пионер Юра робко топтался около двери.
 — Да входи тебе говорят! Не бойся!
 — А за ухо не оттаскаете? — всё так же робко промямлил пионер Юра, хлопая честнохитрыми глазками.
 — Что ты, что ты, дорогой ты мой! — завхоз Самогонов по отечески приобнял пионера, — Кто это тебя тут за уши таскал!? Кто посмел!?
 — Да, это я так… для проформы… — хихикнул пионер Юра и очень серьёзно взглянул  в глаза завхоза.
Холодная предательская струйка пота покатилась между лопаток завхоза.  Самогонов поспешил сесть в кресло. В его голове ровными рядами, как солдаты на плацу выстраивались вопросы:
 — Где он видел этот взгляд? Не ошибся ли он в этом пионере? Не успел ли сболтнуть чего-то лишнего?
А пионер Юра уже расположился в кресле напротив и наливал в пиалу чай,..только себе.
 — Ну как бизнес,.. идёт? — начал издалека завхоз.
 — Угу. — промычал пионер, обжигаясь горячим чаем.
 — А вообще, — Самогонов  непонятно поводил над столом руками — как дела-то?
Пионер Юра пожал плечами и, предательски охрипшим голосом вопросительно-утвердительно ответил: — В норме?!
Завхоз  вдруг понял, что чуть-чуть поторопился, пригласив этого пионера. Ему не давал покоя пионерский взгляд и это его пугало. И именно по этому, он поспешил закончить аудиенцию, сославшись на неотложные дела.
 — Ты, давай трудись, — напутствовал Самогонов пионера Юру, — Мы с тобой ещё встретимся!...
****
 — Взгляд! Откуда я знаю этот взгляд!? — размышлял завхоз Самогонов, когда выпроводил пионера восвояси. — Может это взгляд прокурора, с которым встречался однажды под Ферганой? Да, нет! Откуда у пионера может быть такой взгляд!?
И тут он вспомнил! Точно такой же взгляд был у Бая в их кишлаке. Холодный, расчётливый, как будь-то говорящий: — Ну и что, голодранец,
ты можешь мне предложить?..
С этим открытием завхоз  отправился в апартаменты тёти Тани, где уже сидел в ожидании распоряжений, на всё готовый Обдула.
На коротком совещании у тёти Тани было решено не тратить пока время на юного пионера (пусть жирок нагуляет, как барашек, да активы подкопит), а вплотную заняться песочницей товарища Языковав. Уж больно песочек в ней на золотой смахивает, да и совочки-формочки-ведёрки, в личном хозяйстве всегда сгодятся.
Работа закипела. Проведя тщательный мониторинг, дружная компания выяснила, что песочек-то и в самом деле золотой…
   Как ни упирался товарищ Языков, как ни антагонировал, но песочницу пришлось отдать нахрапистой команде. Народ лагеря молчал, да и что говорить, когда, что не праздник, то разноцветные хлопушки сотнями огней раскрашивали небо над лагерем. Народ смотрел, открыв рот , и хлопал в ладоши. А то, что дорожки зимой ни кто не чистит, да тьма на улицах хоть глаз коли, так это всё мелочи. Корпуса лагерные разваливаются?, дороги в колеи превращаются?—это тоже ерунда! Главное—праздники для людей! Главное—хлопушки! И только нет-нет, да и вспыхнет вдруг спор между парой-тройкой лагерцев о судьбе песочницы:
 — Видимо не всё было правильно у товарища Языкова, раз его с песочницы сняли! — скажет один из спорщиков
 — Да всё у него было правильно, просто песочек его директору с завхозом понравился! — парирует другой
 — Не знаете, вот и не говорите! — вмешается какая-нибудь тётя Дуся — Они этим песочком во всём лагере дорожки подсыпали! Всё ведь о нас заботятся! Кто же виноват, что дорожек много? По всем рассыпали—вот его и не видно!
Спорщики ещё немного спорили и мирно расходились каждый по своим делам.

 — Дела! Нам нужны дела! — тётя Таня строго смотрела на своих подчинённых. — Если не будет значимых дел, второй раз нас не выберут! У кого, какие предложения?
Все молчали. Уже ставший к этому времени Господином Самогонов мял в руках завхозовскую кепку. Обдула ковырял в носу.
 — Руки! — прикрикнула тётя Таня.
Оба, отработанным до автоматизма движением, вскинули руки вверх.
 — О, боже! С кем приходится работать! — в сердцах проговорила тётя Таня
 — Я ведь вас не в носу ковыряться пригласила, а для мозгового штурма!
 — Шаурма - слышал, штурм - нет — пробубнил Обдула.
 — Какая шаурма!? Я им про дело, а они, как два барана!..
Молчание затянулось…
 — В общем, так! — прервала долгое молчание тётя Таня — Нам нужен печатный орган! (времена заседаний в совете дружины не прошли даром)
Будем забирать стенгазету! Её рисуют в нашем лагере, значит, она должна быть наша! Всё! За работу!.. Обдула, и не надо, я тебя прошу делать со стенгазетой то, что ты сделал с аппаратом газводы.
Опять закипела бурная деятельность, прекращаемая время от времени залпами хлопушек…
   На очередной сходке триумвирата подводились предварительные итоги. Подводить было нечего. По обыкновению все молчали, кто-то задумавшись, кто-то ковыряя в носу, кто-то теребя кепку в одной руке, другой нервно перебирал что-то в глубоком кармане брюк.
 — Ну что, что, что опять? — не выдержала первой тётя Таня.
 — Газета не с даётся почему-то! — отрапортовал Обдула
 — Я в санчасть на днях заглядывал, присмотреться хотел — проговорил Господин Самогонов, всё ещё что-то теребя руками.
 — Присмотрелся? — заинтересовано спросила тётя Таня
 — Присмотрелся! Там большое начальство новый корпус строить собралось…
 — Строить!?  Вот это дело! Глядишь и порошочек стиральный нам пригодится…
 — Одна неувязочка только, —  замялся Господин Самогонов… — тётка там заведует больно матёрая, её просто так не отодвинуть…
 — Хорошо, санчастью займёмся позже, а сейчас иди к редактору стенгазеты и дай информацию, что на территории лагеря мы будем строить бензоколонку.
Воспитательным голосом отдала приказ тётя Таня.
 — Где? — встрепенулся Обдула.
 — Какая разница, где?! Лишь бы было сообщение в газете, а там что-нибудь придумаем… И давайте уже работать, а то скоро…
Что, то и как скоро тётя Таня не уточнила.

Поделиться новостью в социальные сети:

Категория: Сказка про... | Просмотров: 1284
Добавил: Lumen | Рейтинг: 0.0/0
Комментарии пользователей сайта «Верхотурье-Сити»
Комментируя, вы соглашаетесь с Правилами общения на сайте «Верхотурье-Сити»
Вход через социальные сети:
Имя *:
Email:
Код *:
Всего комментариев: 2
2. Вера
25.11.2011, 09:07 [ссылка]
"Народ лагеря молчал, да и что говорить, когда, что не праздник, то разноцветные хлопушки сотнями огней раскрашивали небо над лагерем. Народ смотрел, открыв рот , и хлопал в ладоши. А то, что дорожки зимой ни кто не чистит, да тьма на улицах хоть глаз коли, так это всё мелочи. Корпуса лагерные разваливаются?, дороги в колеи превращаются?—это тоже ерунда! Главное—праздники для людей! Главное—хлопушки!" - классс!!!


1. Lumen
23.11.2011, 22:20 [ссылка]
Все имена и факты вымышлены, любое совпадение случайно.
Обновление сказки будет производиться несколько раз в неделю.
Полюбившаяся читателями газеты "Новая жизнь" сказка теперь в электронной Он-Лайн версии на сайте Верхотурье-Сити.
По завершении каждой части трилогии пользователям проекта сказка будет доступна для скачивания. Желаю приятного чтения.