Главная » Статьи » Авторские статьи » Краеведение

Немного из до революционных изданий об истории Верхотурского узда... Гора Благодать.
...Гора Благодать известна как громадный неисчерпаемый источник превосходной железной руды – магнитного железняка. Гора эта находится в Верхотурском уезде, в расстоянии двадцати верст на восток от Уральского хребта и на расстоянии около двух верст от Кушвинского чугуноплавильного завода, построенного при впадении реки Кушвы в реку Туру. Благодаря своей сравнительной отдаленности от Уральского хребта, гора Благодать представляет совершенно отдаленную, уединено-стоящую гору среди ровной низменности. Она имеет наибольшее протяжение от севера к югу, почти параллельно Уральскому хребту. Гора эта имеет две вершины, на южной возвышаются две огромные скалы, совершенно голые, представляющая сплошную массу магнитного железняка, местами смешенного с полевым шпатом. Количество последнего настолько незначительно, что обе скалы имеют почти совершенно черную окраску. С юго-западной стороны скалы спускаются вниз почти отвесной стеной, сажень на сорок. Эти скалы представляли первые выработки на Благодати; теперь же они соединены между собой деревянным мостом. На скале более южной находится ровная площадка, окруженная перилами, где построена часовня  во имя Преображения Господня, памятник вогулу Степану Чумпину, сделавшему известным это рудное месторождение. На этой же площадке находится круглый павильон, в котором устроена метеорологическая обсерватория. Часовня и обсерватория хорошо видны на приложенном рисунке. 
     Вид с этой площадки восхитительный и им не даром восхищаются все, хоть раз его видавшие.
     Громадная поверхность, открывающаяся взору с этой горы, представляет – Кушвинский завод, обширную площадь, поросшую лесом, речку Туру. Живописность этой картины еще увеличивается во время высокого стояния воды в заводском пруде; вдали, на западе, виднеется цепь Уральских гор и другие одиноко-стоящие горы, из которых наиболее замечательной является – Качканар, расположенная на северо-западе от Благодати; на юго-западе от нее – Баранчинский завод и гора Синяя, а к востоку расположено Салдинское болото.
     Высота горы Благодати различными расследованиями показывается не вполне одинаковой; так она определяется по измерениям: Гумбольда и Розе в 1150 фунтов над уровнем моря и 483 фунта над уровнем Кушвинского пруда.           
     Эрмана в 1284 фунта над уровнем моря и 420 фонтов над уровнем Кушвинского пруда, Архипова в 944 фунта и 503 фунта над уровнем Кушвинского пруда.
     Гора Благодать замечательна, как одно из важнейших в свете месторождений магнитной железной руды, которой добывается в количестве от 1 – до 1 ½  миллионов пудов. В начале разработки добывалось много натуральных магнитов, и в Кушве были лица, занимавшиеся обделкою их в оправу.
     Насколько сильны были эти магниты – можно судить по тому, что, по словам Гельмерсена, они даже без оправы поднимали тяжести в 4 и 5 раз больше собственного веса. Тоже самое говорит и Н. И. Коашаров; но Н. К. Чупин высказывает предположение, что эти магниты, то есть наиболее сильные, были в горе Качканар; ныне же они встречаются очень редко. Не во всех частях горы встречаются одни и те же горные породы; та например, в западной части преобладает агатовый порфир, а в восточной – плотный полевой шпат серого цвета; чем ближе к подошве, тем толще покрывающий этой породы поверхностный нанос. Руда тоже встречается распределенной не вполне одинаково, так как наибольшие скопления ее встречаются на средине восточного склона, откуда она идет уже в виде жил толщиною до 3-х сажень, направляясь к северу и югу.
      Открытие горы Благодати приписывают вогулу Степану Чумпину и относят к 1735 году; к этому же году относят начало ее разработки. Таким образом гора Благодать разрабатывается уже полтора столетия и на много еще лет достанется ее рудное богатства.
     В мае 1735 года шихмейстер Ярцев, заведовавший Шайтанским заводом Демидова отправился осматривать железные рудники на реке Баранче. На пути он остановился в деревне Ватиной; здесь Степан Чумпин явился к нему с куском магнита железной руды и заявил, что таковой руды очень много в горе на берегу реки Кушвы. Ярцев послал осматривать указанное место приказчика Демидова, Мосолова, а сам по приказу помощника начальника Уральских заводов Хрущева поехал в Екатеринбург заявить руду в горной канцелярии, откуда в свою очередь были посланы для осмотра горы чиновник Арцыбашев и геодезист Шишков. Вернувшись в Екатеринбург, они донесли, что "руда весьма благонадежна и достойна разработки”, притом в больших количествах и привезли с собой полтора пуда магнитной руды, из которой "железа явилось самое доброе, мягкое и жильное”. После многих исследований и совещаний нашли возможность разрабатывать на этом месте руду и строить заводы, чему способствовало множество лесов в этой местности. Начальник горных заводов Василий Николаевич Татищев, находя, что "такое великое сокровище оставить весьма неприлично”, сам отправился для осмотра рудного места. Затем об открытии магнитной руды в огромном количестве, и о доброкачественности руды, и о множестве лесов он донес Императрице и, "видя, что оное сокровище можно благодатью Вышнего назвать”, просил ее дать позволение назвать эту гору Благодатью, что собственно означает имя царствовавшей тогда императрицы Анны Иоанновны (по толкованию месяцеслова имя Анна по европейски значит благодать); он просил так же позволения строить там заводы для плавления руды и выделки железа, а так как работников в той местности было мало, он предлагал приписать к предполагаемым у горы Благодати заводам ближайшие слободы и объявить крестьянам, что желающие переселится на место постройки новых заводов будут освобождены от на два года от всяких податей. Разрешение назвать гору Благодатью было дано указом от 7-го декабря 1735 года; на приписку же слобод и крестьян разрешение не последовало, вследствие чего постройка первых двух заводов Кушвинского и Вехне-Туринского подвигалась очень медленно, чему много способствовала назначение Татищева начальником Оренбургского края, в следствии чего это дело и перешло в руки других лиц. Вогул Степан Чумпин еще до поездки на Благодать Татищева ездил там около двух месяцев с лесным надзирателем Куроедовым, чтобы показать ему места, удобные для проложения дорог и постройки заводов. За указания, полученные в этом путешествии, Куроедов наградил Степана Чумпина 2 рубля 70 копеек, которые однако не удовлетворили вогулича и он стал просить еще вознаграждения за прииск руды. Выдача ему за это награды встречала затруднения в том, что другой вогулич тоже стал претендовать на это открытие, что могло казаться правдоподобным, так как он вместе с Чумпиным приносил Ярцеву образцы руды. Для разрешения этого вопроса Татищев поручил Куроедову расспросить всех жителей вогульской деревни Ватиной, к которой принадлежали оба претендента*) о том ли Чумпин нашел эту гору или вместе с Ватиным. Но, не ожидая решения этого вопроса, Татищев выдал Чумпину еще два рубля. Отзывы населения оказались в пользу Чумпина, так как они показали, что гору отыскал еще отец его лет за семь до этого времени, о чем и говорил им, не указывая однако место нахождения самой горы. Когда вполне рассеялись все сомнения относительно принадлежности открытия одному Чумпину, он был вызван в Екатеринбург, где 24 января 1736 года ему было выдано еще 20 рублей итого с прежде полученными 24 рубля 70 копеек. Эта награда покажется теперь слишком ничтожна для вознаграждения открытия Степана Чумпина и едва достаточною для оплаты времени, потраченного им на семинедельное путешествие его с Куроедовым и вторичного с Татищевым; но тогда цена денег была, конечно, другая и эта сумма представлялась вероятно, такою, о приобретении которой иным путем бедному вогулу и мечтать было нельзя, хотя и для тогдашнего времени, нельзя было признать ее достаточною. Наконец и горная канцелярия не предполагала ограничится этим вознаграждением, так как в ее протоколе сказано: "Да и впредь, по усмотрению в выплавке обстоятельства тех руд ему Чумпину надлежащая заплата учинена будет”.
Однако эти выдачи не осуществились, так как гора Благодать еще до начала плавки руд в сколь нибудь значительном количестве перешла в частные руки и владетели ее не были связаны обязательствами, принятыми на себя горною канцелярию. Таким образом Степан Чумпин при жизни получил только 24 рубля 70 копеек. Насколько ценно было сделано им открытие видно, между прочим, из того, что из этой горы уже десятки лет извлекается около полутора миллиона пудов руды, в которой содержание метала колеблется в пределах от 50 до 65 процентов. Почти во всех печатных известиях о горе Благодати сообщается, что гора эта до открытия ее Чумпиным служила местом жертвоприношения Вогулам, которые в отмщение русским за открытие их священного места сожгли Чумпина живого на этой самой горе. Надпись об этом событии имеется даже на памятнике, сооруженном Чумпину в 1826 году на горе. Между тем знаток местной истории Н. К. Чупин считает эту легенду чистым вымыслом, по полному отсутствию в архивах на это сожжение. Н. К. Чупин предполагает, что эта легенда новейшего происхождения (уже 19 столетия), так ни Гмелин, осматривавший Благодать в 1742 году, ни Паллас, приехавший туда в 1770 году, ни Герман посетивший Благодать в 1783 году, ни Попов в своем хозяйственном описании Пермской губернии”, никто из них не упоминает о сожжении Чумпина. Наконец Н. К. Чупин видит подтверждение своего мнения в том, что из архивных документов, видно, что вогулы ничего не знали об этой горе, известной Чумпину и его отцу. Кроме того вогулы той местности были уже христианами и жили вполне мирно со строителями Гороблагодатских заводов, которым служили то отыскиванием и объявлением руды, то указаниям мест, удобных для прокладки дорог. Первое известие об этом сожжении появилось в 1827 году, а затем стало попадаться во всех описаниях и рассказах о Благодати. Однако того, что в архивах такое важное событие, как сожжение живого человека, не встречает подтверждения было бы достаточно, чтобы вызвать сильное сомнение в его достоверности, и Нарких Константинович Чумпин был безусловно прав, говоря: "В глазах каждого приезжего легенде этой придает характер несомненной истины надпись на чугунном памятнике, при составлении которой, к сожалению, не руководствовались правилами исторической критики”. В виду общей распространенности этой легенды мы сочли необходимость высказать мнение Н. К. Чупина, человека несомненно авторитетного во всех вопросах истории Пермского края.
     В 1739 году в царствование Анны Иоанновны гора Благодать вместе с еще неоконченными заводами Кушвинским и Верхнетуринским сдана была саксонцу Шембергу, который однако, по мнению Татищева, был только подставным лицом, доходы же шли герцогу Бирону, что весьма правдоподобно, в виду, как того влияния, которым пользовался тогда Бирон, так и тех крайне выгодных условий, на которых произошла сдача, так как денег, которые должен был внести Шемберг, он не внес, а вместо этого получил еще от казны 50000 рублей в ссуду. Для увеличения работ к этим заводам приписали еще 3000 крестьян. Неудивительно, что при таких благоприятных условиях Шемберг быстро достроил заводы и увеличил разработку руды из горы Благодати.
     В 1742 году, когда оказалось, что Шемберг не может уплатить денег, затраченных казной, заводы от него были взяты и снова перешли в казну. В 1747 году был построен Баранчинский завод, затем в 1754 году эти три завода были отданы графу Петру Ивановичу Шувалову, который достроил четвертый завод – Нижнетуринский; при нем же был построен Серебрянский завод. По смерти графа Шувалова заводы были взяты за долг в казну, с тех пор они оставались постоянно в казенном владении. Впоследствии, в 1806 году, был построен завод – Верхне-Баранчинский.
     Таким образом около горы Благодати сгруппировалось шесть заводов, составляющих Гороблагодатский округ. Кушвинский завод основан в 1735 году – чугуноплавильный и железоделательный на реке Кушве, в 180 верстах от города Екатеринбурга и в трех верстах от благодатского рудника; Верхне-Туринский основан в 1739 году – чугуноплавильный, литейный и пушечный на реке Туре, в 9-ти верстах к северу от Кушвинского завода; Нижне-Туринский основан в 1766 году – железоделательный на реке Туре в 40 верстах к северу от Кушвинского завода; Баранчинский основан 1743 году – чугуноплавильный и литейный при впадании речки Актая в реку Баранчу в 13 верстах к югу от Кушвинского завода; Верхнебарачинский основанный в 1806 году – железоделательный на реке Баранче в 12 верстах от Кушвинского завода; Серебрянский – железокатательный и якорный на реке Серебрянке по западную сторону Уральского хребта в 60 верстах от Кушвинского завода.                          
     На все эти заводы железные руды доставляются с рудников: Балакинского, Нижне-Туринского и Благодатского, большая часть с последнего; таким образом, гора Благодать вполне оправдала имя, данное ей Татищевым.

Получаемый на Кушвинском заводе продукт – чугун перевозится до пристани Ослянской, на реке Чусовой, и оттуда сплавляется на Каму и Волгу. Кушвинский завод, как состоящий в казенном владении, главным образом, своим производством удовлетворяет потребности различных казенных ведомств, преимущественно военного и морского, а потому и размеры его деятельности находятся в прямой зависимости от увеличения или уменьшения этих потребностей. В настоящее время им вырабатывается один только продукт – свиночный чугун, размером производства которого постепенно увеличивается. Так в 1859 году выплавлено чугуна – 352,642 пуда; в 1860 – 233,938 пудов; в 1861 – 345,381 пуд; в 1862 – 313,074 пуда; в 1863 – 495,071 пуд; в 1867 – 355,758 пудов; в 1868 – 484,029 пуда; в 1869 – 360,792 пуда; в 1870 – 529,106 пудов; в 1871 – 576,067 пуда. Выплавляемый на заводе чугун отправляется на казенные Пермский сталепушечный, Ижевский оружейный, Сестрорецкий, Воткинский, Златоустовский и другие заводы; в частную же продажу чугун вовсе не поступает. Общее число рабочих в цехах и. т. д. доходит до 212 человек. Из них приходится на одно семейство мужского и женского пола около 4,217 душ. Для выполнения вспомогательных работ требуется ежегодно до 840 человек, кроме людей, занятых перевозкою металлов, для которой необходимо до 20 – 22,000 подвод. Что касается до задельной платы, то доменной и литейно-формовые рабочие работают по особому условию артелью, причем заработок каждого члена артели колеблется между 35 – 60 копеек в день, смотря по роду занятия; по окончании же года, дивиденд, скопляющийся от операций артели, делится пропорционально этим нормальным платам. Такого дивиденда в прошлые годы получалось от 45 до 50 % на рубль нормальной платы. Задельная плата по вспомогательным работам, как то: поставке дров и угля, изменяется от расстояний, в которых эти работы должны производится; средним числом и здесь заработок работника доходит до 35 – 60 копеек. 
Поземельное устройство мастеровых и сельских работников Кушвинского завода еще не приведено к окончанию. Усадебный же надел определен в количестве 239 десятин, 1,696 квадратных сажень на 1,857 семейств и 2,859 душ мужского пола, находящиеся в наличности. Как мастеровые, так и горнозаводские крестьяне занимаются хлебопашеством, которое за последние десять лет значительно увеличилось, но во сколько именно – определить нельзя, так как никаких измерений земли, занятой пашнями, не производилось. Доходность десятины колеблется здесь между 15 и 35 рублями, а покосной земли 5 -8 рублей; доход с огорода не превышает 10 – 15 рублей; количество хлеба, необходимого для продовольствия общего числа постоянных рабочих и их семейств, доходит до 38,000 – 40,000 пудов; этот хлеб доставляется сухим путем из хлебопахотных местностей Верхотурского, Ирбитского, Камышловского и частью Шадринского уездов. Для обеспечения быта рабочих содержится на счет завода госпиталь; при нем находится врач, фельдшер, акушерка, которыми рабочие и их семейства имеют право пользоваться бесплатно, причем семействам заболевших работникам отпускается содержание на время болезни: холостым одна треть жалования или задельной платы, женатым бездетным – половина, а женатым с детьми – две трети оклада. Дети рабочих обучаются в приходских школах, мужской и женской, в которых в 1872 году число учащихся доходило в 1-ой до 140 человек, а во 2-ой до 70; кроме того, в этом же году местным уездным земством открыта мужская начальная земская школа, в которой обучается до 50 учеников и, наконец, в Кушвинском заводе содержится на общие средства округа окружное двухклассное училище, с четырехгодичным курсом, где число учащихся в 1872 году простиралось до 70 человек. Для выдачи денежных ссуд на различные хозяйственные потребности, с 1867 года учреждена при горнозаводском попечительном приказе вспомогательная касса, число членов которой в 1873 году доходило до 266 человек. Случаи увечья в Кушвинском заводе очень редки. За последние годы не было ни одного, сопровождавшегося смертью или значительным увечьем. 
Необходимые для действия Нижнетуринского завода материалы, чугун и медь, получают из Верхнетуринского, Кушвинского (чугун) и Нижнетагильского (медь) заводов, а вырабатываемые на заводе продукты отправляются до Ослянской пристани на реке Чусовой. Нижнетуринский завод выделывает различные сорта железа и стали, по заказам казенных ведомств, поэтому и размеры его производства находится в прямой зависимости от количества этих заказов. В случае недостатка казенных нарядов, завод пользуется правом брать заказы частных лиц, вследствие чего размеры производства держатся здесь более или менее в постоянных границах. Так в 1859 году количества выработанного железа доходило до 89,474 пудов; в 1860 – 90,421 пуд; в 1861 – 50,128 пудов; в 1862 – 69,600 пудов; в 1863 – 56,159 пудов; в 1867 – 51,813 пудов; в 1868 – 54,698 пудов; 1870 – 49,849 пудов; в 1871 – 55,927 пудов. Все эти изделия расходуются в самых разнообразных местностях, начиная с заводов Гороблагодатского и других округов Урала и кончая Балтийского и Каспийского морей, Сибирью и Кавказом. Число рабочих, обращающихся на заводских работах, подвержено значительному колебанию, как от количества нарядов, получаемых заводом, так, главным образом, и от состояния гидравлической силы, которой действует завод. Так, летом и весной, во время полноводия, при достаточном количестве нарядов, число заводских рабочих достигает иногда до 800 человек, а зимою и осенью, когда вследствие недостатка воды в заводских прудах, работы сокращаются, это число уменьшается до 500 человек. Кроме этих рабочих до 100 человек находится при исполнении различных заводских служб, в караулах, при пожарной и т. д. Из них будет приходится на каждое семейство около 4,₃₇ душ мужского пола и женского пола; на одного мужчину около 1,₀₄₉ женщин и на одного полного работника от 15 до 60 лет около 1,₇₃₂ мужчин престарелых и несовершеннолетних. Для поставки дров и угля требуется ежегодно от 100 до 120 человек, для перевозки же металлов от 45,000 до 50,000 пудов; тем и другим занимаются, главным образом, горнозаводские крестьяне; что касается до задельной платы, то листокальные, кричные и ударно-трубочные рабочие работают артелями, причем заработок отдельного работника колеблется между 60 копеек – 1 рубля 60 копеек, сообразно с количеством труда и его свойством; в прочих же цехах он не превышает 30 – 45 копеек в день. Поставка дров и угля сдается частью отдельным подрядчикам, частью артелям; как по этим работам, так и по перевозке чугуна и железа, плата значительно изменяется, смотря по расстоянию куреней, состоянию дорог и времени года. Обществу мастеровых Нижнетуринского завода, в количестве 1,910 семей и 4,579 душ мужского пола наличного населения, по уставной грамоте дано от казны усадебной оседлости 360 десятин 1,280 квадратных сажень, а поземельного надела мастеровых 1,726 десятин 2,051 квадратных сажень и сельским работникам – 4,920 десятин 2,185 квадратных сажень; оброчной платы за пользование наделом взыскивается 1,861 рубль 93 копейки. Земля эта находится в общественном пользовании и распределяется по мирскому приговору. Лес на отопление и постройки рабочие, занятые на заводе, получают из казенных дач бесплатно. Количество хлеба, необходимого для продовольствия рабочих и служащих на заводе и их семейств, доходит до 50,000 – 55,000 пудов. Весь этот хлеб приобретается народонаселением на местном рынке, куда доставляется сухим путем из земледельческих селений Верхотурского, Ирбитского, Шадринского и Камышловского уездов, на расстоянии до 250 и более верст. Заготовка же хлеба заводоуправлением, для выдачи ссуд рабочим, в последнее время не производится. Для обеспечения быта рабочих содержится на счет заводоуправления госпиталь и при нем врач, аптекарь и фельдшер. Дети рабочих обучаются в горной школе, где число учащихся простирается до 100 человек. Число пользующихся денежным пособием в виде пенсий по Нижнетуринскому заводу доходит до 597 человек. При попечительском приказе горнозаводского товарищества существует вспомогательная касса, где число членов достигает 442 человека. Сумма кассы в 1873 году доходила до 17,469 рублей.
Категория: Краеведение | Добавил: Lumen (04.07.2012) | Автор: Николай Городенко
Просмотров: 1841 | Теги: гора Благодать, краеведение, Верхотурский уезд | Рейтинг: 0.0/0