Главная » Статьи » Авторские статьи » Общество любителей верхотурского края

Статьи «Поиски краеведа» и «Яблоневый сад»
ПОИСКИ  КРАЕВЕДА

Краеведческим поиском я стал заниматься с 1965 года, когда приехал в Верхотурье. Меня очень заинтересовал древний город, и я захотел узнать о нём как можно больше.
Тогда литературы о Верхотурье было очень мало, и все сведения о нём я брал из журналов «Уральский следопыт», «Урал», из районной газеты, областных газет и других изданий. Всё интересное я записывал в тетрадь, и в ней накопилось уже немало материалов о прошлом города, которые помогают мне в краеведческой работе.
Первым серьёзным краеведческим поиском считаю воскрешение из забвения первого верхотурского летописца и краеведа, священника Знаменской церкви Петра Матвеевича Торопова. Как это произошло? В 1988 году редактор газеты «Новая жизнь» Александр Николаевич Ахмадеев, зная о моём увлечении, подарил мне перепечатанную на машинке книгу «Трёхсотлетие основания Верхотурья». Кто и когда перепечатал её с подлинника, он и сам не знал. Так я впервые познакомился с П.М. Тороповым и его творением. Книгу я читал и перечитывал несколько дней, почерпнув из неё много интересного. Иногда и по сей день приходится к ней возвращаться.
Из разговоров со старыми жителями я узнал, что Торопов был священником Знаменской церкви, что у него было много детей, но родственников его в Верхотурье никого не осталось. После прочтения летописи Торопова, спустя месяца полтора, я, проходя мимо, остановился возле Знаменской церкви и, конечно, вспомнил о человеке, когда-то служившем здесь. Рядом с храмом находится небольшая рощица, в которой росло с десяток деревьев. И как будто меня кто-то толкнул к ней. Я подошёл к деревьям и увидел возле одного надгробный памятник. Он не очень был заметен в траве. Обойдя всю рощицу, больше никаких могильных плит не обнаружил. Вернувшись к памятнику, я стал изучать надписи, где было написано, что здесь покоится Пётр Матвеевич Торопов, священноиерей Знаменской церкви. Я был поражён. Буквально на днях познакомился с его книгой, узнал, кто он такой, и вот встреча с ним, с его именем, пусть даже запечатлённым в камне. После этого я зашёл в краеведческий музей и посоветовал его смотрителям прибрать памятник до лучших времён. Что они и сделали.
 Потом написал 21 мая 1988 года заметку в газету «Новая жизнь», где кратко рассказал о Торопове, о его книге. Заметка называлась «Забытый летописец». Спустя месяца два, я получаю из Липецкой области письмо, написанное одной из внучек П.М. Торопова. Она благодарила за дедушку, за память о нём и т.п. И ещё сообщила, что заметку прислала ей одна жительница Верхотурья, подруга детства. Завязалась переписка, и не только с ней, но и с другими родственниками Торопова. У него было одиннадцать детей, а значит, великое множество внуков. И кое-что у них сохранилось. Они, например, послали старые фотографии, на которых и сам священник, и его жена, книги, принадлежавшие ему, стихи и эпитафии, сочинённые им и т.д. Всё это было передано в музей краеведческий, а часть о. Тихону, когда он появился в городе. Отец Тихон тоже подключился к поискам, добыл ещё много материалов о Торопове, которые заняли место в монастырском музее.
Благодарные родственники первого Верхотурского священника приезжали в Верхотурье и встречались со мной. На память осталась совместная фотография. А ещё раньше, 11 сентября 1997 года при содействии отца Тихона на месте захоронения П.М. Торопова была восстановлена его могила и на ней установлен тот самый старый памятник. На этом торжественном моменте присутствовали краеведы города. Рядом с могилой бывшего священника обозначены и захоронения его жены, а также сына, тоже служившего в Знаменской церкви. Все три захоронения обнесены оградой.
В поисках краеведу часто помогает случай. К примеру, попалась мне как-то книга «Ими гордится Чувашия». В ней были краткие биографические сведения о знаменитых людях Чувашской республики. Казалось бы, какое имеет отношение Чувашия к Верхотурью? Я тоже так думал, перелистывая книгу и пробегая глазами по фотографиям и текстам под ними. И вдруг, натыкаюсь на слово «Верхотурье». 
Начинаю читать: «Оболенский Николай Александрович родился в городе Верхотурье в 1908 году». А дальше – его жизненный путь. В частности, в 1960-65 годах он работал председателем Чувашского совнархоза, в 1965-74 годах – первый заместитель министра электротехнической промышленности СССР, с 1974 года Оболенский, уже будучи на пенсии, работал главным редактором журнала «Электротехника». Но меня не так заинтересовал сам Николай Александрович, его высокие должности, как его родители, наверняка оставившие свой след в Верхотурье. Тем более, мне уже была знакома фамилия Оболенских. Её носил священник Скорбященской церкви Покровского женского монастыря Александр Николаевич. Он находился в Верхотурье с 1906 по 1914 год и был заметной фигурой в городе. Состоял законоучителем в трёх учебных заведениях: в железнодорожном училище при станции Верхотурье, верхотурском приходском мужском училище и двухклассной церковно-приходской школе Николаевского мужского монастыря. Был казначеем училищного совета. Награждался набедренником, скуфьёй и медалями. Как потом выяснилось, священник Оболенский и оказался отцом Николая Александровича. Но это уже выяснил отец Тихон, которому я поведал о своих изысканиях. Он нашёл, как самого Николая Александровича, уже престарелого человека, так и его сына, у которого и позаимствовал много документальных материалов и фотографий того далёкого времени.
Надо заметить, что во всех моих поисках, где фигурировали священнослужители, последнюю точку всегда ставил отец Тихон. Он заканчивал дело, начатое мной. У него на это было моральное право, а также больше возможностей. Отец Тихон мог позволить себе совершать дальние поездки, копаться в архивах, делать перепечатки и т.д. А полное удовлетворение от сделанного мы получали оба.
А вот краеведческий поиск в отношении ещё одного земляка – Андрея Фёдоровича Дерябина - начинался совсем иначе. Библиотекарь села Дерябино Дерябина Галина Александровна, занимающаяся также краеведением, сообщила в общество любителей Верхотурского края о том, что ей стало известно о некоем уроженце села, прославившемся основанием Ижевского оружейного завода. А дальше ей ничего не было известно. Общество краеведов поручило мне заняться поисками. Я обратился на Ижевский оружейный завод, в Ижевский краеведческий музей и в результате переписки мне удалось получить необходимую документацию на А.Ф. Дерябина. Не буду о нём много рассказывать, а только вкратце.
 Действительно, он наш земляк, родился в 1770 году в селе Дерябино в семье бедного священника. По семейной традиции окончил Тобольскую духовную семинарию, но священником не стал, а уехал в Санкт-Петербург и поступил в горное училище. Проходил практику за границей: в Англии, Франции, Германии. Андрей Фёдорович был управляющим Гороблагодатским и Пермским заводами, потом в его подчинение вошли ещё и Камские, Богословские железные и медные заводы, рудники почти всего Урала. В 1807 году Александр 1 поручает Дерябину, ввиду наполеоновской экспансии, построить оружейный завод. Андрей Фёдорович выбрал место в Ижевске и за короткий срок, уже в том же 1807 году, новый завод дал русской армии первое оружие. Потом он был директором Департамента Горных и Солёных дел, директором горного кадетского корпуса. По сути дела у руля горной промышленности России стоял Дерябин А.Ф. Умер Андрей Фёдорович в 1820 году. Дело его продолжил сын Фёдор, ставший крупным инженером, полковником, одним из любимых преподавателей у студентов Горного института. Дальше о потомках А.Ф. Дерябина ничего не известно. Но и то, что я узнал, было достаточно, чтобы иметь представление об ещё одном верхотурце, прославившем свой край.
Я привёл несколько примеров краеведческого поиска. Высказал немного, но на такую работу уходит много времени, месяцы и годы. Положительные результаты достигаются кропотливым трудом, ну, и, конечно, накопленным опытом. Необходимо также быть заинтересованным в таких делах, любить краеведческую работу, любить свой край.

Одинцов Вячеслав Михайлович,
сентябрь 1999 года.




ЯБЛОНЕВЫЙ САД

Любимое место отдыха верхотурцев – Яблоневый сад в пойме реки Туры у «Кликуна» был заложен в начале тридцатых годов двумя увлечёнными любителями-садоводами Петром Петровичем Глазуновым и Родионом Автономовичем Заболоцким.
Пётр Петрович Глазунов работал на сортоучастке, а позднее, когда организовался в Верхотурье колхоз «Искра», в овощеводческой бригаде на «парниках», как тогда привыкли называть овощеводческую бригаду верхотурцы. Наряду с выращиванием различной рассады и овощей закрытого грунта Пётр Петрович на небольшом участке у маленького «Кликуна» начал выращивать помидоры прямо на грядках, сделанных ступеньками в пологом берегу Туры, который защищал растения от северных ветров, а с южной стороны отдавали ночью, накопленное днём тепло, воды реки Туры. Опыт удался. Интересно было смотреть на эти грядки, рядами шедшие по берегу, где ярко рдели красные помидоры, тогда ещё мало распространённые в Верхотурье.
У Петра Петровича была мечта – вырастить и южные фруктовые деревья. Несколько выше помидорных грядок на этом же участке он посадил и получил первые плоды яблок, груш, вишни и сливы. Развёл ягодные сортовые кустарники смородины, малины. Здесь же было и несколько небольших грядок клубники. Весь этот садовый участок стал большой диковинкой в Верхотурье; чтобы убедиться, что это всё выросло на нашей земле, многие приходили и даже приезжали смотреть и пробовать помидоры, фрукты и ягоды.
Агроном Родион Автономович Заболоцкий появился на Урале в 1929 году с одним из обозов спецпереселенцев из Винницкой области Украины. Позднее его определили работать агрономом-овощеводом в большом подсобном хозяйстве Верхотурского детского дома или, как его называли тогда, Пионергородка на большом «Кликуне». Агрономы встретились, подружились. Родион Автономович был приятно поражён тем, что встретил на участке Петра Петровича уже плодоносившие яблони, сливы, груши и вишни. Он тут же загорелся идеей заложить за большим Кликуном на не распаханной ещё луговине яблоневый сад. Пётр Петрович поддержал его замыслы.
Не знаю как, но двум энтузиастам удалось достать из питомников посадочный материал, и в середине 30-х годов фруктовый сад детского дома был заложен.
Воспитанники детского дома, среди которых было много детей спецпереселенцев, охотно трудились на посадке знакомых с детства деревьев, а потом заботливо и с любовью ухаживали за ними, добросовестно выполняли все указания своего агронома – дедушки Заболоцкого.
А когда в конце тридцатых годов сад впервые зацвёл – чудесная это была картина! Если посмотришь с высоты «Кликуна» - на просторной и ровной, зелёной луговине, точно в огромном неправдоподобном балете, в белых, воздушных пачках цветов выстроились молодые яблоньки, готовые исполнить па под звуки пения птиц и стрекотания кузнечиков. А над головой купол ясного голубого неба, опоясанного зубчатой, тёмно-зелёной линией горизонта из уральской дремучей тайги. Эту картину дополняли живописные берега рек Туры и Неромки.
Как радовал детей детского дома этот сад, напоминая далеко оставшуюся малую родину.
У склона «Кликуна» стоял маленький деревянный домик, в котором жил сторож Фёдор (не помню отчества) Баталов. Он разрешал детям брать яблоки, но так, чтобы не повредить деревце. Эта традиция сохранялась, пока существовал в Верхотурье детский дом, его подсобное хозяйство и был жив дедушка Фёдор. Сад был ухожен и быстро разрастался, радуя всех своей красотой и плодами. Стал любимым местом отдыха верхотурцев.
Но вот детский дом расформировали, и без хозяина – дом-сирота – как говорит народная пословица. Постепенно участок сада стал сокращаться. Сначала исчезли все кусты различных сортов малины и смородины – их перенесли в свои огороды горожане. А яблоневые аллеи всё больше и больше оттесняют к берегу реки картофельные участки. Деревья стареют, посадкой свежих заняться некому, да и во время цветения и созревания плодов их нещадно ломают все, кому не лень, ведь хозяина нет!
Очень грустно от того, что такая красота на глазах погибает. Хотя этот сад был родоначальником распространения фруктовых садов в Верхотурье и Верхотурском уезде.
После Великой Отечественной войны в конце 40-х – начале 50-х годов сколько было высажено фруктовых деревьев в городе, на пришкольных участках и площадках детских садов, в коллективных садах и индивидуальных огородах! Всё постепенно исчезает. А надо бы как то возродить этот интерес. Любовь к выращиванию фруктовых деревьев – ведь они приносят большую пользу и радость людям, украшают и облагораживают нашу жизнь.

М. Захарова, краевед,
18.12.2000 г.
Категория: Общество любителей верхотурского края | Добавил: Lumen (01.05.2012)
Просмотров: 1490 | Рейтинг: 3.7/3