Главная » Статьи » Авторские статьи » Общество любителей верхотурского края

Родословная Бессоновых

«Когда человека помнят, он остаётся жить. Жить в памяти потомков», - писал в своей работе «И дольше века длится жизнь» историк-архивист М.С. Бессонов. Михаил Сергеевич проработал большой материал расходных и переписных книг, летописей, краеведческих исследований, чтобы воссоздать историю своего рода. Корни семейства Бессоновых уходят в далёкий 17-й век. Через 26 лет после возникновения Верхотурья на Урале упоминается первый предок – стрелец Безсонка Гаврилов. С тех пор имена этой семьи связаны с земледелием, так как пешие казаки, будучи низкооплачиваемыми, не надеялись на одно лишь «государево жалованье», а закрепляли за собой сельхозугодья и заводили пашни. Это было в их интересах и планах правительства. В 1680 году  две десятины в поле «в деревне Безсоновой под рекою Лялею Мишка Харлампиев сын Безсонов за хлебное жалованье пашни пашет, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов по лугам на триста копён». Безсоновы и мельницы содержали. А также нанимались на работу, не требовавшую специальных навыков. В 1719-1722 гг. возле деревни Караульской (Лялинская застава) были найдены медные руды, а в 1723 году начато строительство Лялинского медеплавильного завода. В это время в деревне Безсоновой, которая находилась в нескольких верстах от Караульской, было 4 двора верхотурских служилых людей и двор верхотурского посадского Фёдора Савина. Безсоновы принимали участие в строительстве завода и в дальнейшем подряжались возить дрова на казённые нужды. Из Безсоновых только Степан Степанов сын и его потомки остались в казачьем сословии. В 1761 году он подписался под «поступной крепостью», по которой новокрещённые вогулы Лялинской волости уступили в вечное владение заводчикам Ливинцеву и Походяшину свои сенные покосы. Именно с заводами и рудниками Походяшина М.М. связана дальнейшая история Безсоновых. 7 июля 1770 года, проезжая по Бабиновской дороге, деревню Безсонову посетил известный путешественник, естествоиспытатель, профессор Российской академии наук П.С. Паллас. Он писал: «Едучи по оной, переехал я в Охтай, вливающийся ручей в Каменку, с нежилым зимовьем и под вечер прибыл в стоящую над нею деревню Безсонову, 35 вёрст от Верхотурья отстоящую, где и переночевал…».
Приписные крестьяне заменялись непременными работниками, которые комплектовались из крестьян селений, находящихся близ заводов. К Богословским заводам были отведены деревни Безсонова, Лялинская (Караульская), Мелехина, Коптякова. Население выбиралось такое, какое могло работать, возраст их должен был не превышать 40 лет. Пешие непременно обязаны были выполнять все вспомогательные заводские работы: рубить дрова, выжигать уголь и др., конные непременные работники – доставлять из куреней на заводы уголь, руду с рудников и другие припасы. Использовался труд и в цехах. В общем, заводской работе отдавалось не менее 10 месяцев в году. Выплачивали небольшое жалованье и давали бесплатный хлеб. Вот так были задействованы и казаки Безсоновы. Заводы отводили работникам покосы и пашенную землю, так как два оставшихся в году месяца могли быть отданы сельскому хозяйству.
1800 год. В деревне Безсоновой – 20 дворов, в 19-ти живут Безсоновы, в одном – Хайдуковы, всего 124 человека, из них 60 душ мужского пола. В архивных документах конца 18-го века встречается название «Безсоновское зимовье», в 8-ми верстах на север от Турьинских рудников находилась речка Безсоновка, впадающая в реку Большая Песочная. Существовал Безсоновский золотоносный промысел и гора Безсонов Камень. Ещё в 60-х годах нашего столетия в районе города Карпинск был Безсоновский кедровник и Большая просека. Так, работая на Богословских заводах, Бессоновы (так писалась позднее фамилия) оставили свой след в топонимике. Освобождённые после реформы 1861 года люди могли по желанию оставаться на заводах, работать по найму, заниматься торговлей, разными промыслами, заключать разнообразные договоры и сделки. Мастеровые и сельские работники после выхода из крепостной зависимости становились «сельскими обывателями». Средства к существованию в этот период Бессоновы получали от земледелия, от работы на золотых приисках. Занимались также охотой (по воспоминаниям, у них бывали шубы из 500 белок). В урожайные годы заготавливали кедровые орехи. В 1883 году в деревне Бессоновой открылась земская школа, в 1897 году – православная часовня во имя царя Константина и матери Елены. В 1906-1907 гг. происходит разделение на Верхнюю и Нижнюю Бессонову (Первая называлась ещё Савиновой). Рядом возникают деревни Опалёво, Якушково, Кочнёво, Митрофаново, в которых также проживают Бессоновы. 
В начале 30-х годов, в период коллективизации, в Савиновой был организован колхоз имени Сталина, где, в основном, занимались лесозаготовками. Многие семьи были раскулачены, выселены, уехали в город. Ещё тяжелее пришлось в войну. 38 Бессоновых, призванных из Новолялинского района, не вернулись с фронта. Нижняя Бессонова практически прекратила своё существование. В Савиновой в настоящее время проживает всего несколько семей Бессоновых. В статье М.С. Бессонова приведено родословное древо, берущее начало с 17-го века. И несколько семей верхотурцев, носящих такую фамилию, нашли здесь свои корни, в том числе и учитель средней школы Галина Васильевна Заплатина, директор центральной уездной библиотеки Тамара Александровна Зырянова. 
Об Анне Михайловне Еременко (в девичестве Бессоновой) пойдёт отдельный разговор. Её отец Михаил Игнатьевич Бессонов (1897-1972 гг.) жил в Верхотурье. По рассказам, в 1909 году после окончания четырёхклассной школы он был отвезён отцом в Екатеринбург и определён в гимназию. По окончании её в 1915 году поступил в горное училище, но в 1918 году учёбу пришлось прекратить и вернуться в деревню Верхнюю Бессонову (Савинову), так как шла гражданская война. До выхода на пенсию в 1956 году работал главным бухгалтером на разных предприятиях Верхотурья. У Михаила было два брата: Александр и Пётр, оба погибли летом 1942 года в боях под Ржевом и в селе Погорелое. Их мать Мария Софроновна скончалась осенью 1943 года от сердечного приступа. Отец Игнатий Фёдорович жил в деревне Опалёвой, окончил четырёхклассное училище, был очень любознательным человеком. И дед Фёдор Константинович, проживший 90 лет, знал грамоту и даже выписывал газету.
Бухгалтерская стезя.
Близких родственников у Анны Михайловны Еременко (Бессоновой) совсем немного. У её дедушки Игнатия Фёдоровича, бородатого и строгого (таким она его запомнила), рано умерла дочь, а два сына погибли на фронте. В семье у отца Михаила Игнатьевича тоже осталось мало потомков. Дети в младенческом возрасте умирали от разных болезней (трёхгодовалый ребёночек умер от заворота кишок: накормили пельменями, другие – от дизентерии). Так, из семи человек выжило только двое. В Лялинском районе в д. Савиново (что в четырёх километрах от Караула) на усадьбе Бессоновых стояло 4 крепких дома отца и сыновей. Во время учёбы Михаила Игнатий построил и ему хороший дом, думая, что сын с образованием вернётся жить в деревню. Но Михаил не поехал. Он был престижным бухгалтером, и его ценили в городе. Михаила Игнатьевича направляли на работу в г. Серов. Время тогда было тяжёлое, военное. Поэтому, чтобы выжить, перевозили с собой корову, кур (правда, последних не удалось доставить до места - погибли). Михаил Игнатьевич зарабатывал средства для семьи умственным трудом, а жена его Анастасия Васильевна держала большое хозяйство. В городе Серов жить было хлопотно и тревожно. Боялись родители отпускать на улицу детей, так как ходили слухи об ограблениях, убийствах. Всех тянуло обратно. Просто так уйти с работы было невозможно. Единственный выход – опоздать – и тебя уволят. Глава семейства так и сделал. 
Вернулись в Верхотурье, в свой дом по улице Карла Маркса (что рядом со зданием бывшей «белой» гимназии). Поспособствовал в покупке дома Леспромторг ещё во время работы там главным бухгалтером Михаила Игнатьевича. А буквально через несколько дней дом отобрали, хотя все налоги были уплачены. После первого судебного разбирательства правда оказалась на стороне Бессоновых, но затем жилище удалось отвоевать новым хозяевам. М.И. Бессонов ушёл работать в Севураллаг. Семья в то время обустраивалась в квартире по улице Свободы. А позже стали строить собственный дом в Заречной части города (напротив бывшего магазина «Рассвет»). Началась война. Не было ни времени, ни материала на строительство. Построили баньку – и всю Отечественную там прожили. Анна Михайловна, дочь Михаила Игнатьевича, работала на заводе-529, эвакуированном из Подмосковья. Сын Геннадий жил с родителями. Анне на заводе было трудно. Порой ночами не спала: вдруг что-нибудь не так сделаешь – сразу в тюрьму. Когда военный завод после войны начал сворачивать свою деятельность, предложили перевестись в Свердловск или Баранчу; выбрала последнее. Осенью приехали вербовщики и забрали её. Трудилась в бухгалтерии счетоводом, в её ведении был склад № 10 с мануфактурой. 
1 мая 1947 года Аня приехала домой к родителям, как раз у них закончилось строительство дома. Вот и отметили новоселье. Поставили длинный стол в центре большой комнаты. Мама купила у рыбака Кривого рыбину-нельму и испекла из чёрной муки пирог в целый лист. Вся семья была в сборе – настоящий праздник. Отец рассказывал, как он учился в гимназии: оценки только хорошие и отличные, что подтверждает аттестат, лишь по Закону Божию – три. Приезжие гимназисты жили в общежитии по улице Постниковской (Ленина), которым управлял Яков Васильевич Потоцкий, он после вёл пение в гимназии. Татьяна Ивановна, его жена, преподавала ботанику и естествознание в гимназии. Сам Михаил Игнатьевич Бессонов, получив образование, преподавал бухгалтерский учёт в школе леспромуча. Он даже какое-то время жил в Меркушино, решая деревенские финансовые проблемы. Его два брата окончили лишь школу в деревне и этим ограничились. Михаил же всегда хотел знать больше, и отец ему в этом способствовал. 
В собственной семье Михаил Игнатьевич был очень спокойным, справедливым человеком. Никогда не ругался и пальцем никого не трогал, даже если кто-то набедокурил, говорил всегда размеренно, тихо, читал запоем. В его спальной комнате стояли большие стеллажи с книгами, простирающиеся от потолка до пола. Бухгалтера по профессии интересовали и исторические романы, и философские трактаты. Когда кто-нибудь из гостей внезапно заходил в комнату и говорил: «Здравствуйте» - то мог даже напугать Михаила Игнатьевича, настолько он был погружён в книгу, газету, роман, журнал. «Ну, дед, ты ослепнешь», - нередко говаривала жена. Действительно, в конце жизни у М.И. Бессонова было очень слабое зрение, и оно неисправимо падало. Дети стали опорой в жизни Михаила Игнатьевича, даже когда умерла его жена, в них он видел продолжение рода – и жил этим. Анна работала бухгалтером в хозчасти Севураллага, продолжила дело отца. Сын Геннадий окончил школу, поступил в сельхозинститут, но через год понял, что это не его стезя. После службы в армии пошёл учиться в УрГУ на исторический факультет. Занимался археологическими раскопками и преподавал в средней школе г. Серов. Его помнят как интересного собеседника, умного человека. Внучка Михаила Игнатьевича – Елена сейчас работает учителем математики в Нижнетуринской школе.

Н.Г. Шубина,
сентябрь 2000 г.
Категория: Общество любителей верхотурского края | Добавил: Lumen (01.05.2012)
Просмотров: 2507 | Рейтинг: 0.0/0