прокрутить вправо
прокрутить влево
Главная » 2012 » Декабрь » 19 » Среднему Уралу еще есть что показать, кроме Верхотурья?
22:39
Среднему Уралу еще есть что показать, кроме Верхотурья?
Владимир Дягилев о том, какое туристическое направление поможет Свердловской области стать узнаваемой во всем мире.
В преддверии Чемпионата мира по футболу в 2018 году и в ходе борьбы за проведение Экспо – 2020 очень часто говорят об имидже Екатеринбурга. К сожалению, в умах иностранцев складывается негативный образ столицы Урала – про город знают только то, что здесь убили последнего русского царя. Не украшает Екатеринбург и отсутствие туристической инфраструктуры. Сколько ни стараются власти, а сделать регион туристически привлекательным не удается. О том, как можно решить проблему, Накануне.RU рассказал директор Агентства развития регионов, лидер общества развития Екатеринбурга "Орешек" Владимир Дягилев.

Вопрос: На второй международной практической конференции в рамках форума "Муниципальная Россия" Вы отмечали, что Уралу необходима комплексная программа разития и популяризации внутреннего туризма. Поясните, о чем идет речь и так ли это нужно региону?  

Владимир Дягилев: Внутренний туризм – это перемещение граждан в пределах одной страны. Если брать локально – в пределах одного региона, области, провинции. Что касается нашей области - это, скорее всего, экскурсии, нежели туризм. Экскурсия – это что-то однодневное: поехали, посмотрели, вернулись домой. Туризм же связан непосредственно с проживанием на территории, которая интересует человека с точки зрения осмотра достопримечательностей или времяпрепровождения. Если говорить о Свердловской области, вопрос заключается в том, а что такого уникального она может предоставить туристам, неважно, откуда они: из Иваново, Новосибирска или Парижа. Что у нас такое есть, чего нет у них в шаговой доступности?

 
Вопрос: И что же это?

Владимир Дягилев: Уникальность Урала заключается в том, что находится в его недрах. Это то, ради чего сюда в свое время пришли люди, ради богатств, скрытых в земной глубине. Изначально это были руды, потом самоцветные камни, золото, платина. В мире существует большое количество аналогов промышленного туризма. Так, выработанные месторождения за рубежом превращались в национальные парки, которые привлекают туристов. Например, аметистовая шахта в Финляндии, в которой за определенные деньги можно стать акционером шахты, спуститься в нее, добыть аметист, если повезет, его огранить и уехать. В год через эту шахту проходит около десяти тысяч человек. Подобные вещи можно делать и у нас.

Вопрос: Думаете, такой туристический маршрут будет интересен?

Владимир Дягилев: Конечно, на поиски единственного камня поедут только фанаты – те, кому это интересно. Поэтому необходимо разработать единую сеть маршрутов. У нас есть родина русского золота – Березовский, кроме того, интересны и невьянские маршруты, в Нижнем Тагиле находится музей горнозаводского дела, Синячиха, Верхотурье, в конце концов, в самом Екатеринбурге достаточное количество объектов, которые могут быть интересны.

Вопрос: У нас же есть программа "Духовный центр Урала – Верхотурье", разве ее недостаточно?

Владимир Дягилев: Данная программа развивает лишь локальный участок территории, причем за очень большие деньги, более семи млрд рублей. Чем Каменск-Уральский или Невьянск недостойны так же развиваться? Почему жителям Верхотурья создают условия для развития, а, например, жителям Невьянска нет? Почему бы действие этой программы не распространить на всю область, денег там вполне хватит. Также возникает вопрос: имеет ли смысл тратить столько денег, вернутся ли они и принесут ли пользу жителям Верхотурья? Не думаю, что туда поедет много туристов, ведь большинство иностранцев - не православные и никогда в жизни не слышали о Симеоне Верхотурском.

Вопрос: Туризм во многом определяет бренд. Например, Париж считается городом любви. Что может быть брендом у нас?

Владимир Дягилев: На мой взгляд, именно изумрудная комната в Доме Севастьяновых, изумрудный город – вот что может стать тем брендом, который будет понятен и интересен. Уникальность наша заключается в наличии этих самых изумрудов. В мире существует только еще три страны, где они есть: Колумбия, Бразилия и Замбия.

Вопрос: А как же быть с символом Екатеринбурга "город на границе Европы и Азии", с которым он пытается себя ассоциировать?

Владимир Дягилев: Замечу, что Екатеринбург не единственный такой город. На границе Европы и Азии также находятся Оренбург, Уральск, Стамбул и другие. Чем в этом случае подчеркнута уникальность? И даже если и есть в таком случае понимание, что же такое Екатеринбург, то нет представления, что такое Свердловская область.

Вопрос: Если область сегодня выбирает развитие геолого-минералогического туризма, с какими "препонами" она может столкнуться?

Владимир Дягилев: У нас не существует никаких законодательных актов, на основании которых можно проводить такие экскурсии. Право относится совершенно одинаково и к закладыванию карьера глубиной в 500 метров, и к вхождению в глубь земли выше штыка лопаты с целью добычи каких-то ископаемых. Именно поэтому туристы к нам не смогут приезжать и сами добывать эти камни. У нас нет понятия полигона для поиска и сбора образцов, есть только понятие "месторождение". Поэтому, я считаю, необходимо, прежде всего, поднять вопрос об изменении нормативной базы. На Аляске, например, можно заплатить пять долларов и получить однодневную лицензию, чтобы намыть золота и забрать его себе. У нас этого в принципе невозможно.

Вопрос: Что в таком случае можно будет предложить туристу?

Владимир Дягилев: Например, экскурсию на Мариинское месторождение. Там, в принципе, провести сбор образцов вполне возможно. Есть не менее интересные камни, как берилл, фенакит. На отвалах Мариинского месторождения порядка 70 видов минералов, которые украсят любую коллекцию. Необязательно искать изумруды и их с собой уносить.

Вопрос: Вы не считаете, что таким образом наши природные богатства попросту разграбят?

Владимир Дягилев: Их и так грабят! Ходят, копают, моют. Я считаю, что для этого нужно установить четкие правила недропользования. Найденный образец, прежде чем его вывезти из страны, должен пройти экспертизу. Кроме того, следует понимать, что нам нигде не продать за ту стоимость, за которую камень увезут. Он будет куплен гораздо дороже, потому что значительная сумма останется в области (деньги, которые турист здесь потратит на всех этапах проживания).

Вопрос: Сможем ли мы привлечь иностранных туристов? Что для этого нужно сделать?

Владимир Дягилев: Начинать нужно с тех стран, откуда мы хотим привлечь туристов. Мы можем "убить двух зайцев". Во-первых, продемонстрировать, что интересного есть в Свердловской области и на Урале в целом. Во-вторых, решить вопросы узнаваемости территории и ее инвестиционной привлекательности.

Вопрос: Сколько потребуется времени для реализации данного туристического направления на Урале?

Владимир Дягилев: По срокам сказать крайне сложно. К концу лета я планирую сформировать комплексную программу, которую можно будет уже представить в областные заинтересованные структуры, а также в Ростуризм. Также уже к началу сезона своими силами начнем оборудовать маршруты. Сказать, когда Свердловская область достигнет отметки в один млн туристов в год, сложно. Да и маловероятно, что это будет миллион. Но если через пару лет их будет несколько десятков тысяч – это будет уже большой сдвиг. Помимо туристов, у нас есть 4,5 млн своего населения, которому это тоже будет интересно.

Поделиться новостью в социальные сети:

Категория: Интернет-новости | Просмотров: 1123
Добавил: Lumen | Рейтинг: 0.0/0 Теги: Верхотурье, Дягилев, орешек, Екатеринбург, Урал, туризм
Комментарии пользователей сайта «Верхотурье-Сити»
Комментируя, вы соглашаетесь с Правилами общения на сайте «Верхотурье-Сити»
Вход через социальные сети:
Имя *:
Email:
Код *:
Всего комментариев: 0